Хоккей

Я его обожал и ненавидел… Виталий Славин о Вацлаве Недомански

31
Новости спорта 24/7

Штрихи к портрету нового члена зала славы НХЛ форварда сборной ЧССР Вацлава Недомански.Я его обожал и ненавидел… Виталий Славин о Вацлаве Недомански

Среди соперников всегда найдутся игроки, которых уважаешь чисто за хоккейное искусство. В сборной Чехословакии, которая нас регулярно обижала на ЧМ на стыке 60-70-х годов, таким для меня был центрфорвард Вацлав Недомански. На днях он стал вторым после Доминика Гашека чехом, которого ввели в Зал славы НХЛ.

Новости СМИ2

Хотя односложно сказать, что он именно чех – неверно. Недаром «Большой Нед», как его за габариты прозвали за океаном, присутствует как в словацком Зале славы (с 2002 года), так и в чешском (с 2004-го). Недомански считают своим в обеих странах. Тем более что во времена ЧССР всю клубную карьеру провел в братиславском «Словане», капитанил там. Все дело в том, что родился он в Годонине – этот чешский городок расположен на самой границе со Словакией. И когда Вацлав выбирал, в каком университете изучать свою любимую биологию вкупе с физической культурой, предпочел Праге Братиславу, которая просто была ближе к родному дому.

Я сейчас пересмотрел старое видео с Недомански, и поймал себя на мысли – так это же Яромир Ягр 70-х годов! Та же стать, та же виртуозность, даже повадки и технический арсенал – одинаковые. И железобетонная невозмутимость, корректность, абсолютная уверенность в себе. Ну разве у «№ 14» бросок более хлесткий. У меня с этим номером вообще незабываемые ассоциации с самого детства. Так вышло, что под ним играли все мои кумиры: Александр Белов – в баскетболе, Йохан Кройф – в футболе, Ульф Стернер (первый, к слову, официальный европеец в НХЛ) и Недомански – в хоккее.

Прекрасно помню, сколько проблем нам доставил лидер чехов на ЧМ-69 в Стокгольме, когда мы им, разъяренным и озлобленным после пражских событий 1968 года, дважды уступили. На улицы тогда праздновать вышла вся Чехословакия. В деталях отложилось в памяти, как чехословаки исполнили мечту всей страны: на домашнем ЧМ-72 отобрали у русских мировую корону. Как они разгромили нас на ЧМ-74 в Хельсинки – 7:2 (6:0 после двух периодов!), а счет открыл именно Недомански. Но я ничего не мог с собой поделать: я кайфовал от игры этого, как мне тогда казалось, гиганта. Хотя рост-то у него был 185 см, по нынешним меркам – ниже среднего для хоккеиста.

И какой же я испытал шок, когда летом 1974 года на последней, четвертой странице «Советского спорта» вдруг наткнулся на большую заметку о том, что Недомански вместе с партнером по сборной Рихардом Фардой сбежал в Канаду. Никогда не забуду концовку материала: дескать, мы написали о двух этих изменниках родины только для того, чтобы забыть о них навсегда. Что интересно: когда в 1998 году меня пригласили возглавить только что образованный отдел хоккея, почему-то первым делом очень хотелось разыскать номер с этой статьей. Но в архиве газеты его не оказалось!

Действительно, для СССР Недомански больше не существовал. Дошло до комичного. В конце 70-х, кажется, «Крылья Советов» отправились в турне по Северной Америке. И вот смотрю я матч с «Детройтом» и глазам не верю. Комментировал Евгений Майоров. Так вот, один раз промелькнула до боли знакомая фигура, другой. И тут случилось невероятное: он забил гол! Я читаю на спине – да это же Недомански! Его фамилию боссы Гостелерадио попросту запретили называть в эфире. Вот времечко-то было…

А в начале 90-х я познакомился с Недомански лично. После падения железного занавеса в Россию ломанулись скауты НХЛ. Среди них был и он, работавший тогда на «Лос-Анджелес». Однако интервью никому не давал и вообще сторонился даже энхаэловских коллег. Но тут подоспел юниорский «турнир четырех» в Твери. Кто туда только не пожаловал – в арендованном НХЛ автобусе из Москвы я ехал вместе с Андерсом Хедбергом из «Торонто» и Даном Лабраатеном из «Нью-Джерси», Иржи Грдиной из «Калгари» и Жаном-Клодом Трамбле из «Монреаля», Инге Хаммарстремом из «Филадельфии», вице-президентами «Рейнджерс» и «Сент-Луиса» – не помню уже их фамилий.

Со всеми ними удалось плотно пообщаться, а пресловутой вишенкой на торте стал Вацлав Недомански. Помог его разговорить российский скаут «Кингз». Чех терпеливо ответил на все вопросы, но очень уклончиво. Он в жизни мне показался таким же флегматичным, каким внешне был на льду. И впускать в свой внутренний мир никого не собирался. Полная противоположность тому же Трамбле. Канадец все интервью хохмил, а на мой вопрос, чем ему больше всего запомнилась Суперсерия-1974 Канада (ВХА) – СССР, рассмеялся:

– Тем, что нам не заплатили ни цента! Но мы были не в обиде – впервые в Европе побывали, да еще бесплатно!

В марте Недомански стукнуло уже 75. Он заслужил этот подарок хоккейного мира к юбилею.

Я его обожал и ненавидел… Виталий Славин о Вацлаве Недомански

источник: «Советский спорт»

Новости спорта 24/7

Добавить комментарий