Баскетбол

Траурный танец Черной Мамбы. Памяти Коби Брайанта

14
Новости спорта 24/7

Не получается свыкнуться с мыслью о гибели Коби Брайанта. Человеческая смерть может быть какой угодно, но единственное свойство, которое для смерти характерно всегда — это неотвратимость. Перед ее немой беспощадностью теряют свои привилегии понятия статусности, возраста, жизненного опыта и всего, о чем мы так часто печемся.

Ранний уход из жизни не обнулил выдающегося наследия Коби Брайанта, но ни одна из его многочисленных регалий не в состоянии помочь осознать и измерить степень утраты. Чтобы дать самую поверхностную оценку, нужно оперировать понятиями фиксированной величины, чего-то, что находится в состоянии покоя. В случае с Брайантом это невозможно, поскольку его характер, ментальность, все его существо находилось в процессе вечного движения. И есть настойчивое ощущение, что этот процесс продолжается прямо сейчас.

На протяжении всей баскетбольной и постбаскетбольной карьеры Брайанта мы были лишь соглядатаями, в то время как Коби видел и просчитывал собственные действия, цели и методы их достижения на несколько шагов вперед. То же самое происходит и сейчас. Траурный транс, в котором пребывает весь мир, глядя на обломки рухнувшего в Калабасасе вертолета, — это наше сегодня, очерченное четкими временными рамками, в которых Брайанту всегда было тесно.

Чтобы начинать бросковую тренировку в 5:30 утра, нужно быть либо пунктуальным заложником времени, либо человеком, который адаптирует под себя временные нормы. Не знаю как вам, а мне тяжело представить Брайанта в роли чьего бы то ни было заложника. Кажется, в системе ценностей Брайанта не было никаких констант, и именно в этом уникальность Коби. Брайант в каждом очередном титуле, поражении, скандале, рекорде видел лишь очередную возможность.

Так было, когда 19-летний филадельфийский школьник пришел в лигу и сказал, что станет игроком, который ближе всех подберется к манере игры и достижениям Майкла Джордана. Что из этого получилось, смотрите сами.

Так было с колорадским инцидентом, который поставил под угрозу брак Коби и его супруги Ванессы. С игрока были сняты все обвинения, а чета Брайантов стала одной из образцовых в переменчивой и разнородной НБА.

Так было в период его открытой и яростной конфронтации с Шакилом О’Нилом, итогом которой стал уход центрового в «Майами Хит», в составе которого О’Нил стал 3-кратным чемпионом НБА, после чего не уставал напоминать об этом Коби. Одновременно с этим «Лос-Анджелес Лейкерс» начали сомневаться в Коби и его влиянии на клуб.

Так было с фактически оформленным обменом Брайанта в «Детройт Пистонс» в 2007-м. «Лейкерс» готовы были отдать Коби за Рипа Хэмилтона, Тэйшона Принса, Амира Джонсона и 1-й пик раунда. Тогда Брайант воспользовался опцией в своем контракте и зарубил сделку, сказав, что всю свою карьеру посвятит единственному клубу, с которым намерен выиграть еще несколько титулов.

Так было сотни раз. И, тем не менее, блеск чешуи Черной Мамбы завораживал даже его ненавистников. Коби Брайант как никто умел облекать свои спорные качества в чарующие действа. Они действовали как тот самый яд, который пьянит и гипнотизирует, но смертельно опасен в больших количествах. И только Коби знал четкую дозировку, которая вводила зрителя в состояние сладостной комы, из которой ты вроде бы хочешь выбраться, но не в силах сопротивляться.

Примеров тысячи. Эгоцентризм, возведенный в абсолют, на поверку позволил нам увидеть самое результативное индивидуальное достижение со времен Уилта Чемберлена. 81 очко в корзину «Торонто» стали такой же неотъемлемой частью истории канадского клуба, как и его прошлогоднее чемпионство. Беспощадный последний контракт Коби и его нежелание идти на финансовые уступки, чтобы разгрузить платежную ведомость родного клуба, в конце концов обернулось самым ярким из всех когда-либо виданных прощальных матчей: 60 очков для «Юты» и последующий завершающий спич с незабываемым «Mamba Out».

Коби всегда видоизменялся, он никогда не застывал, обретая все новые формы. В этом он превзошел даже величайших. Джордана мы знаем как Его Воздушество и воспринимаем его игру через призму божественного статуса, который так отчетливо выражает статуя перед входом в «Юнайтед Центр».

Карим Абдул-Джаббар — это не только лидер по количеству набранных очков в НБА, но и олицетворение расовых реформ в истории страны, публицист, делающий все на благо своего сообщества. Леброн — животная мощь и сила, символ прихода в спорт бизнес-решений, теперь это не только джунгли, где-либо ты, либо тебя, но и мир звериного капитализма.

Подобные портреты можно запросто набросать для каждого из каноничных игроков НБА, но только не для Коби, который постоянно переосмысливал себя в баскетболе и баскетбол в себе. Одной из таких реинкарнаций стала поэма Брайанта «Дорогой баскетбол», на основе которой затем был снят короткометражный анимационный фильм, удостоенный премии Оскар в 2018-м году.

Затем Коби переродился в качестве ментора и издателя серии книг «The Wizenard», где обитатели вроде бы детской вселенной рассуждали на философские темы и об их практическом применении. Еще одним воплощением неуемного интереса к баскетболу, жизни и неустанному переосмыслению должна была стать 13-летняя дочь Коби Джианна, которая тоже оказалась в числе жертв катастрофы. Мамбасита, как называл ее Брайант, проявляла неподдельный интерес к баскетболу, и о серьезности ее намерений заиграть в женской НБА говорили не столько слова ее отца, сколько ее поведение на публике и в домашней обстановке.

Брайант парадоксален, несмотря на масштабы своей фигуры. Удивительно, но после стольких лет самосовершенствования, шлифования собственного мастерства и выдающихся достижений Коби Брайанта невозможно уличить в постоянстве, назвать ограненным алмазом. Возможно, потому что чем величественнее был Коби, тем шире становились границы его деятельности.

Конечно, в первую очередь мы будем помнить его в пурпурно-золотой форме с баскетбольным мячом в руках, но сколько образов будет витать вокруг, порождая все новые смыслы и значения того, кем был Коби Брайант и какую роль он сыграл в жизни тех, кто имел привилегию наблюдать за ним. Со вчерашнего дня Брайант окончательно стал интернациональным достоянием, культурным феноменом, емким и всем известным именем, биографию и влияние которого при всем желании не уместишь в размеры баскетбольной площадки. 

Читайте также:

Новости спорта 24/7

Добавить комментарий