Хоккей

Сергей Голубович: «Смеялись, что игроки не знают, что такое лакмусовая бумажка»

18
Новости спорта 24/7

— Кубок Глинки/Гретцки собирает сильнейших игроков не старше 18 лет. На чемпионат мира же не приезжают ребята, которые играют в юниорских лигах Америки. Получается, по представительству Мемориал сильнее ЧМ?

— В этом году американцы привезли много новых парней, так как для них турнир Глинки/Гретцки — лишь просмотровое соревнование и один из этапов отбора. Там просто своя система координат. У шведов не было двух лидеров, которых решили протестировать в сборной U-20. Остальные же выступали сильнейшими составами. В этом плане согласен, что этот Кубок можно считать слетом лучших. По представительству он сильнее чемпионата мира.

— Значит, с точки зрения чистого спорта и конкуренции победа на нем считается более объективной?

— Конечно, приятно обыгрывать соперников, которые выступают в сильнейших составах. В этом смысле самый сильный турнир — Кубок Вызова в декабре прошлого года, на котором мы также заняли первое место. Туда точно приезжают все сильнейшие без каких-либо оговорок, плюс участвуют сразу три канадских сборных. Но сложно сказать, какой турнир для меня важнее. В любом случае победа — хорошо, но основная задача сборной — подготовка ребят к следующему этапу. При этом надо не забывать, что представляем нашу страну. Мы ее лицо на международной арене. Победами мы поднимаем престиж российского хоккея. Любой успех говорит о том, что сборная идет по правильному пути.

Сергей Голубович: «Смеялись, что игроки не знают, что такое лакмусовая бумажка»

Сергей Голубович / Фото: © ФХР

— Канадцы тяжело восприняли поражение в финале Кубка Глинки/Гретцки?

— Конечно! Если кто-то думает, что они относятся к промежуточным турнирам без должного внимания, то ошибается. Проигрывать всегда больно. Они тоже испытывают давление за результат. В любой игре обидно уступать.

— У нас растет сверхталантливое поколение? Ведь ни Овечкин, ни Кучеров, ни Панарин не смогли выиграть этот турнир.

— Вы сейчас называете фамилии очень сильных хоккеистов. Но один, как говорится, в поле не воин. Хотя год рождения Овечкина был очень продуктивным на таланты. Но не сложилось. Сейчас же развитие хоккея сильно изменилось. Даже на юниорском уровне стало больше борьбы, возросли скорости, почти все сборники умеют быстро принимать решения. В таких условиях сложнее растить индивидуально сильных игроков и получать уникальных людей, как тот же Александр Овечкин. Не думайте, что я говорю это в негативной форме, но поколения усредняются. Из-за большой конкуренции, в том числе и с другими видами спорта, становится труднее находить реально талантливых парней. Зато средний уровень команд растет.

Сергей Голубович: «Смеялись, что игроки не знают, что такое лакмусовая бумажка»

Фото: © ФХР

— Вы хотите сказать, что в первую очередь эта победа команды, а не отдельных личностей?

— Именно так. У нас сформировался хороший коллектив. Были свои лидеры, но в первую очередь мы были сильны командой, которая боролась, сражалась и за счет характера добилась успеха. Надо понимать, что в таком скоротечном турнире собраться и победить в одной игре может любая команда. Поэтому не надо делать каких-то далекоидущих выводов.

— Как болельщик должен воспринимать победы на Кубке Вызова и Мемориале ГлинкиГретцки?

— Надо понимать, что уже несколько лет в России присутствует системность в подготовке хоккеистов. Есть этапы развития ребят, начиная от самых младших юниорских команд, заканчивая молодежкой, а потом и первой командой. Каждая сборная решает несколько задач. Но все это звенья одной цепи. Наши победы — заслуга не только хоккеистов, хотя они играют ключевую роль, но и всех причастных — федерации, первых тренеров ребят, агентов, родителей, всех людей, имеющих отношение к системе сборных команд ФХР. Наш успех должен говорить болельщикам, что в целом тот путь, который мы выбрали, — он правильный. Хотя всегда есть к чему стремиться.

— Вы много раз говорили, что не хотите никого выделять из своей команды. За вас это сделали статистика и эксперты. Расскажите про лучшего бомбардира сборной России Александра Пашина и вратаря Ярослава Аскерова.

— С удовольствием. Это в меру скромные, порядочные ребята. В силу возраста достаточно озорные. Не без грехов, конечно, бывает, и шалят. В принципе, у меня нет ни к одному хоккеисту больших вопросов в плане быта. Что касается игровой дисциплины, то к Саше у меня были претензии. Он о них знает, но его плюсы перекрыли в итоге минусы. Честно, не ожидал, что Александр так себя проявит (в финале Пашин отметился дублем. — «Матч ТВ»). Его иногда подводила реализация, но он собрался и выдал отличную игру в полуфинале и финале. Молодец. Главное, что парни знают, для чего они трудятся, куда идут, и работают над собой каждый день.

View this post on Instagram

🏆 Встретим чемпионов вместе 🏆 ⠀ Наши юниоры U18, выигравшие сегодня Кубок Глинки/Гретцки, уже завтра вернутся в Москву. Приглашаем болельщиков разделить радость победы с её непосредственными добытчиками! ⠀ ⭐ Увидимся 11 августа в терминале Е аэропорта Шереметьево. Сборная прилетит рейсом Вена-Москва в 15:30, подробности на FHR.ru. Ждём всех! ⠀ #снамироссия #redmachine #КраснаяМашина #силавсегдавкоманде

A post shared by Хоккей России (@russiahockey) on

— Будете кого-то уже сейчас рекомендовать главному тренеру молодежки Валерию Брагину?

— Общение между тренерами разных сборных — наша прямая обязанность. Постоянно со всеми на связи. Только так мы можем помочь ребятам развиваться дальше. Кому-то надо дать шанс в более старшей сборной, кого-то, наоборот, придержать, пока голова не встанет на место. Очень много информации черпаем друг от друга.

— Вы не ответили на вопрос.

— Есть ребята, которых буду рекомендовать Валерию Николаевичу. Их надо попробовать в молодежке. Кого? Скажу ему лично. Сколько? Без комментариев. Не хотел бы выносить эту информацию в прессу.

— Когда вы поняли, что эти ребята способны обыграть кого угодно?

— В первый год работы с этим годом рождения (сезон-2017/18. — «Матч ТВ») мы поехали на Турнир пяти наций. Мне надо было понять, есть ли у юниоров характер, могут ли они справляться, когда игра идет «на вынос тела». В последнем матче мы зарубились со шведами за первое место. То есть либо они нас, либо мы их. Точно не помню, но штрафных минут у нас тогда было больше двадцати, мы постоянно играли в меньшинстве, несколько раз — втроем против пятерых. Важно, что ребята бросались под шайбу, бились и не ломались под давлением. Тогда понял, что у парней есть характер, а значит, все получится.

И ещё один важный сигнал был на предшествующем истории со шведами Турнире четырех наций в Чехии. Мы его выиграли, не пропустив ни единой шайбы. Такое очень давно никому не удавалось. Если вообще кому-то удавалось.

View this post on Instagram

#снамироссия ✊🏒

A post shared by Хоккей России (@russiahockey) on

— Вы правда не думали о том, что можете переписать историю? Ведь Мемориал Глинки сборная России не выигрывала с 1995 года.

— Старался не нагнетать. Вообще не любитель пафосных речей. Ребята и так все понимали. Конечно, знали, что могут сделать что-то важное. Может быть, даже какие-то моменты они чувствуют лучше.

«18-летние хоккеисты — уже не дети»

— Как вам удается справляться с 18-летними подростками, у которых раздуто эго, появляются девушки, а тестостерон вырабатывается в огромных объемах?

— Хороший вопрос. Во-первых, парни уже далеко не дети. У них есть свои таракашки в голове, но во многом они думают по-взрослому. Во-вторых, за моими плечами 20-летний опыт работы с молодежью разного возраста. В-третьих, в тренерский штаб входят не менее квалифицированные специалисты, которые помогают общаться с подопечными. Мне кажется, главное быть честным с парнями. Когда они понимают, что работа в итоге приводит к результату, все их эго и другие вещи уходят на второй план. Они чувствуют, что по ходу турниров, сборов растут в профессиональном и человеческом плане. Постепенно превращаются в мужчин. Ребятам надо доказать, что все не зря. Я им не друг, они это знают. Мы в первую очередь работаем. Я им скорее наставник.

— Наверное, есть истории, когда парни пытались тайно встретиться с девушками или куда-то убежать?

— Они постоянно хотят того, чего нельзя делать во время работы. Запретный плод всегда сладок. Мы сами были такими. Может быть, чего-то я и не знаю, но каких-то вопиющих случаев не было. Один раз сбегали к девчатам из другого вида спорта, которые базировались по соседству. Мы их поймали, но решили не наказывать. Надо отдать парням должное, они даже к таким вещам подходят со свежей головой.

— Как тренеры спортсменок к такому отнеслись?

— Так мы своих не сдаем. Они ничего не знают (смеется).

View this post on Instagram

17🎉🎊

A post shared by Аскаров Ярослав (@___askar_____) on

— Правда, что сборники в этом возрасте уже забывают об учебе?

— Разные есть ребята. Например, Ян Кузнецов, которого не было на турнире Глинки/Гретцки, но он наша боевая единица, поступил в университет штата Мэн. Понятно, что с таким графиком тяжело учиться. Парни в основном поступают в университеты на дистанционное обучение. Преподаватели входят в их положение. Забрасывать учебу нельзя, но совмещать, конечно, уже трудно. Мы стараемся тоже войти в положение. Скажем, Василий Пономарев отпрашивался, специально ездил поступать в университет. Главное, чтобы учеба не прошла даром, а пригодилась в жизни.

— Чувствуете у них недостаток образования?

— Бывает. Смеялись вместе с тренерским штабом относительно недавно. Оказывается, ребята не знают, что такое лакмусовая бумажка и никогда с ней не сталкивались. С другой стороны, мир меняется, все равно у молодежи больше информации в голове, чем у нашего поколения. Просто она другая.

— Дерутся часто?

— Тут я парням благодарен. Они сразу поняли, что показывать кулаки нужно по делу и вовремя. Получить удаление, подвести команду не так сложно, но как ты потом будешь в глаза людям смотреть. Всегда надо терпеть. Ребят умеют терпеть, иначе они бы не выиграли два турнира подряд. Молодцы.

— Изучаете ли вы личную жизнь юниоров?

— Пока она не мешает тренировочному процессу, меня это не интересует. Но порой от настроения и настроя человека зависит результат. Если вижу, что что-то не так, пытаюсь собрать информацию, как-то повлиять на ситуацию.

— Когда последний раз влияли?

— Вот прямо сейчас влияю, все никак повлиять не могу (смеется). Простите, это слишком интимный вопрос, чтобы его выносить на общественное обсуждение. Скажу лишь, что парни взрослеют, проявляют интерес к девочкам. Кого-то бросают, кого-то, наоборот, за рога берут и тащат туда, куда девочкам надо. В общем, есть такое слово — любовь.

«Игра в КХЛ на ведущих ролях не гарантирует попадания в сборную»

— Что вы имели в виду, когда говорили, что некоторым ребятам нужно пересмотреть подход к хоккею и посмотреть на себя в команде?

— Имел в виду, что им надо следить за собой и понять, как дальше развиваться, если они хотят, чтобы хоккей стал работой. Видеть не себя в хоккее, а хоккей в себе. Хорошо, что плохих примеров в этом плане почти нет. На уровне сборной единицы. Некоторых заносит, мы стараемся их осадить.

— Ситуация с Виталием Кравцовым, который играл в КХЛ, но вы его не взяли в юниорку, из этой оперы?

— Нет. Он отличный парень. В быту ведет себя хорошо. Были, конечно, у нас с ним некоторые разногласия, но несерьезные. Не взял его по хоккейным причинам. Он не подпадал под требования и уступал другим ребятам.

View this post on Instagram

Chasing dream 🤹‍♀️

A post shared by Виталий (@kravtsov93) on

— Есть давление со стороны, когда вы не берете таких ребят в сборную?

— Безусловно. Но это не прямое давление. Иногда до меня доносятся слухи, которые сорока на хвосте приносит, что клубы недовольны, кто-то из окружения считает, что я не прав. Люди не понимают, как их воспитанник не едет на чемпионат мира. Было же много негативных интервью по поводу моего выбора. И не надо питать иллюзий, что Голубович самовольно вызывает кого хочет. В ФХР работают отличные аналитический и скаутский отделы, с которыми мы обсуждаем все кандидатуры. Если человек играет где-то на ведущих ролях, это вообще для меня не показатель. Он просто может не подходить под систему команды.

— Либо у него звездная болезнь?

— К сожалению, есть примеры, когда ребята уже на слуху благодаря пиару, который происходит вокруг. У них начинает зашкаливать самооценка: мол, он один на белом свете такой, а мир крутится вокруг его персоны. С таким настроением хоккеисты не всегда могут выдавать максимум. Они думают, что, раз чего-то уже добились, то могут приехать в юниорку и просто почивать на лаврах. А подтверждать свой «звездный» статус надо каждый день. Это понимают не все. Лучше возьму человека более работоспособного и ответственного. Он принесет намного больше пользы команде.

— Вы как-то сказали, что у ребят много детства в головах. Что это значит?

— К примеру, многие очень любят газировку, фаст-фуд и т. д. Они пока не понимают, что лучше исключить такие вещи уже сейчас. Просим парней более ответственно подходить к выбору пищи. В федерации есть медицинская служба, она рассылает хоккеистам правила питания. Честно, не знаю ни одного человека, который бы их не нарушал, но в 18 лет парни должны понимать, что это детское баловство, им ты можешь навредить себе и команде. Приходится ребят контролировать, объяснять, что есть полезные заменители. Вода, нормальный сок, морс. Хотя с каждым годом контролировать эту тему становится проще. Новое поколение более профессионально подходит к своей работе, лучше понимает, что хорошо, а что плохо. Повторюсь, современные 18-летние хоккеисты по складу ума уже далеко не дети.

View this post on Instagram

🔫

A post shared by Аскаров Ярослав (@___askar_____) on

— Насколько трудно психологически парням справляться со стрессом? Вы им как-то помогаете?

— Очень осторожно отношусь к понятию психология. В большинстве случаев стараюсь исходить из своего опыта, чтобы разобраться в той или иной ситуации. Прибегать к методам психологического давления или лечения надо по минимуму. Честность и открытость — лучшие антидепрессанты. Хотя иногда приходится хитрить.

— Есть разница в менталитете, уровне игры, профессионализме между россиянами из Северной Америки и России?

— Зависит от индивидуального характера хоккеиста. Но если раньше в силу разных обстоятельств ребята уезжали в юном возрасте покорять Америку, и это было нормально, то теперь я бы этого делать не советовал. В России многие клубы создают для молодежи отличные условия, даже лучше, чем в Америке. В нашей стране есть все возможности для развития. Понятно, что хотелось бы, чтобы все клубы стремились к эталону, но это пока вряд ли реально. Однако большинство талантливых ребят имеют все для роста в России.

Сергей Голубович: «Смеялись, что игроки не знают, что такое лакмусовая бумажка»

Фото: © ФХР

— Валерий Брагин говорил, что молодым не доверяют в командах КХЛ и в молодежку они приезжают без игровой практики. В юниорских сборных такой проблемы нет?

— Мы постоянно на связи с руководителями клубов. Существует обмен мнениями, как правильно развивать того или другого хоккеиста. Клубы заинтересованы в таком сотрудничестве. Насколько знаю, и к Валерию Николаевичу стали прислушиваться. Если молодой игрок заслужил свое время на льду, никто его ограничивать не будет. Все хотят, чтобы свой воспитанник прогрессировал. Здравый смысл в итоге должен возобладать.

— Вы знаете о ситуации с Василием Пономаревым, который вынужден уехать в Америку, потому что «Крылья Советов» просят за него баснословные деньги?

— Василий в одном интервью сказал, что уже точно уедет. Но пока он в России, ничего нельзя утверждать. Я не знаю, какие у него разногласия с клубом. В этом плане не могу влиять на клуб, могу только договариваться. Посмотрим. 

Новости спорта 24/7

Добавить комментарий