Футбол

Какая-то ерунда в фундаменте. Почему дом Федуна ходит ходуном

22
Новости спорта 24/7

Большое интервью Леонида Федуна, которое обсуждается в эти дни, интересно не только оценками и предложениями, но и настроением. За разговором легко угадывается человек уставший, чуть растерянный. И немного обиженный. На низы, на верхи. На умы. 

За то, что не разглядели, не оценили, не поддержали. За то, что он, чистый и благородный, оболган и осмеян. За все несовершенства мира, в котором играющий в белую становится неудачником.

Лейтмотив «никто не сделал столько, сколько я» – это ведь тоже обида: другие-то сами не видят. И самое громкое в интервью, анонс передачи власти болельщикам, – тоже: нате, сделайте лучше, раз такие умные.

Возможно, мир действительно мог быть к нему добрее: он старается. Но чьи-то эмоции всё же не главное. Это просто ветер, который, даже обретая силу бурелома, не способен снести дом, если тот выстроен правильно и крепко. Но в том-то всё и дело, что дом Федуна не выглядит надёжным. Это не крепость и не бастион. Потому что там трещина в самом основании. И теперь она становится только шире.

* * *

Вот что Леонид Федун рассказывает сейчас о возникновении своей привязанности к «Спартаку» в интервью «Чемпионату».

— … Вы говорите, что болеете за «Спартак» более 40 лет. Но Леонида Федуна представляют как фаната киевского «Динамо».

— Это просто смешно. Во-первых, я лишь родился в Киеве и всю сознательную жизнь провёл вне пределов Украины. Чтобы вы понимали, откуда пошла история: мой папа служил в Германии, и, чтобы я не родился в Германии в 1956 году, он приехал к своей матери в Киев. Меня там родили, а потом увезли обратно в Германию. А потом мы попали в Питер, потом на Байконур, где я провёл большую часть детства.

Во-вторых, если я уж должен был за кого-то болеть, то за ЦСКА – как-никак полковник запаса, который по собственному желанию, опять же из-за детства на Байконуре, пошёл служить в ракетные войска.

В-третьих, на футбол я начал ходить в 1977 году, сразу после вылета «Спартака» в первый дивизион. Мне тогда ещё говорили: «Какой вообще «Спартак»? Ты же в армии служишь». Но меня привлекал именно смысл спартаковского движения – ощущение свободы, какого-то протеста интеллигенции.

— Откуда тогда пошла информация про «Динамо»?

— Вы сами знаете, кто это распространял. Люди со стороны и ещё один игрок, которого я, несмотря на троллинг, по просьбе тренера вернул в «Спартак», дал отличные условия. Но пусть это будет на их совести.

— То есть вы – болельщик «Спартака»?

— Да. Получается, уже 42 года …

* * *

А вот другой рассказ на ту же тему, только 15-летней давности. Впервые вышедший в футбольный свет хозяин «Спартака» Леонид Федун даёт интервью «Спорт-Экспрессу» (номер от 22 ноября 2004 года).

— Помните, когда первый раз пришли на стадион?

— Первое яркое футбольное воспоминание: в моем родном Киеве против динамовцев играла сборная Индии, которая вышла на поле босиком! Это было в конце 50-х. На стадион первый раз я пошел в 61-м, когда «Динамо» играло с какой-то командой из ГДР. Но самым сильным впечатлением детства стал гигантский лозунг на стадионе, носившем тогда имя Никиты Хрущева: «Федерация, руки прочь от Сабо!» Был такой эпизод, когда Йожеф Сабо разъезжал по Киеву на «Чайке», а федерация стала его за это воспитывать. Киевляне к тому времени первый раз стали чемпионами СССР, и болельщики, очень любившие своего кумира, притащили на стадион, как сказали бы теперь, баннер. Я тогда еще подумал — как в Советском Союзе такое может быть?!

— В детстве за киевское «Динамо» болели?

— Конечно. Тогда в Киеве невозможно было не болеть за «Динамо». Но «Спартак» был у меня на втором месте, хотя эти два клуба и стали со временем антиподами.

— В какой момент «Спартак» по части пристрастий вышел вперед?

— После распада Союза. К тому времени я давно уже жил и работал в России — и из советского гражданина автоматически превратился в россиянина. А это означало, что болеть надо в первую очередь за российскую команду. С учетом моих давних пристрастий сомнений в выборе не было. К тому же «Спартак» в то время был единственным клубом в стране, демонстрировавшим футбол европейского уровня, на который было приятно смотреть. Эта команда давала позитивные эмоции, красиво выигрывала матчи у сильных европейских соперников, за нее хотелось болеть.

* * *

Цитаты пространные, но так лучше, чтобы не было недомолвок.

Согласитесь, совпадений в двух сюжетах практически нет, словно рассказ ведут два разных человека. И согласитесь, это как-то ненормально для того, кто слишком настойчив в своём намерении убедить окружающих, что по жизни идёт в белых перчатках.

Может, потому и ходит ходуном спартаковский дом, что там какая-то ерунда в фундаменте? Речь даже не про другую привязанность, которой стоит стыдиться, – речь про неправду. Каким благородным порывам, каким красивым проектам верить после этого?

Кстати о проектах. Вот на эту тему ещё кое-что любопытное.

Нынешнее интервью озаглавлено так: «Я отдаю «Спартак» болельщикам». Революция Леонида Федуна. Такого в российском футболе ещё не было.

А вот шапка, под которой вышло то интервью, из 2004 года: «Надеюсь, скоро каждый болельщик сможет купить акции «Спартака».

Занятно, правда?

Читайте также:

  • Леонид Федун: «Надеюсь, с 2023 года «Спартаком» будут владеть его болельщики»
  • Федун рассказал, когда решил уволить Карреру
  • Леонид Федун: «Кононов не бог, он пришел в команду в самый неприятный момент»
  • Леонид Федун: «Склонялся к Бердыеву и Гончаренко. Аленичева не было в моем списке приоритетов»
Новости спорта 24/7

Добавить комментарий